«Онежская палитра» в деталях: интервью с Николаем Палосёловым

В музее до 27 января работает выставка «Онежская палитра», на которой экспонируются произведения карельских художников — членов Творческого Союза художников Карелии, а также других художников Карелии.

Сегодня мы знакомим Вас с творчеством молодого художника — Николая Палосёлова, произведения которого представлены на экспозиции. Интервью у Николая взяла Екатерина Кяппи.

Год назад на открытии выставки «Третья пятилетка» у меня состоялось знакомство с новым молодым художником. При знакомстве с ним, я удивлена была его открытости, чистоте, словно детская слеза взгляда, уважению при общении и редкой сегодня скромности. Не было в нем ни кичливости, ни вопросов «а как же я?»,  ни внутреннего требования «а посмотрите на меня!»

          За прошедший с нашего знакомства год этот молодой художник очень вырос творчески и изменился. Это прекрасное сочетание творческого развития и личностного развития и всё та же — неподдельная чистота и скромность.

         Речь пойдет об участнике выставки «Онежская палитра», Николае Палосёлове. Не случайно эта статья о нем. Есть мнение, что сегодня молодежь «не горит» по художественному делу, не утопает в процессе, «не сгорает до тла» — творчески спит и ничего не хочет. Николай – пример полной противоположности этому. При своей внешней скромности он горит по делу, утопает в процессе, не жалея собственных сил и если не сгорает до тла, то выжигает свои ресурсы в творческом процессе.  Он ищет и находит. Найденное и открывшееся его не успокаивает,  и он снова ищет. Открывает новые двери и закрывает их. Давно я не встречала такого доброго примера хорошей творческой неуёмности. Такого открытого интуитивного поиска. Такого погружения до усталости и услады.

         Николай родился в 1991 году, имеет высшее образование дизайнера среды. В 2017 году вступает в Творческий Союз художников  России (КРО). Интерес к живописи появился на третьем курсе института, тогда ему было 20  лет. Николай рассказывает об это времени:

         — Это было время первых экспериментов маслом. В институте было мало живописи. Мне нужно было много практики. Увлекла абстракция, поскольку стандартные формы выражения уже не интересовали. Мне хотелось строить свои миры на холстах.

Николай, как называлась ваша первая персональная выставка и где она проходила? Какие впечатления вы помните?

— Первая выставка проходила в Национальной библиотеке Республики Карелия, называлась она «Импрессио». Меня тронуло то, что люди очень тепло приняли. Когда тебя оценили, это конечно, вдохновляет. Как любой труд должен быть оценён, точно так же и труд художника.

Когда вы увидели свои работы не в мастерской, а на выставочной площадке, увидели ли вы себя по-новому?

         — Я не думал, что мои работы такие маленькие. Несмотря на то, что размер картин 60х80, на больших стенах они казались маленькими. Поэтому сейчас формат картин больше…

         — Скажите, как вы относитесь к эксперименту? Пробуете ли вы разные техники?

— Постоянно. Идет непрерывный, как бушующее море процесс. Остановиться невозможно на чем-то одном. Увлекает. Интересно. И в технике по-сырому интересно писать, и пастозно. Но всё очень интересно.

Тепло сентября

В городе дождь

— Если бы вы увидели свои картины со стороны, словно они принадлежат не вам, а другому художнику. Как вы думаете, что вы могли бы сказать о них, глядя на них другими глазами?

— Понравились бы сначала. А сейчас я собой больше недоволен. Все стремлюсь к какому-то уровню и все время чувствую, что можно было бы делать лучше.

—  Есть ли у вас та ваша картина, которая была бы вам ближе всего?

— Нет.  Все мои работы – автопортреты в определенный период жизни. Поэтому стиль меняется – то абстракция, то реализм, то плотное письмо, то наоборот воздушное.

— На выставке представлены три ваших произведения. Эти картины написаны специально для «Онежской палитры»?

— Нет, эти картины я  не писал специально для выставки. Здесь  я пытался сделать абстрактные формы более понятными для зрителя.

— Расскажите, Николай, как вы работаете?

— Запойно работаю, очень много.  У меня наконец-то получилось за два года на неделю отойти от живописи и отвлечься.

Как вы останавливаетесь?

— Я пишу без контроля времени и сил — могу сразу написать две картины. Пишу часами и, когда уже не могу стоять, прекращаю работу.

— Каким образом у вас происходит восстановление сил?

—  Одиночество спасает. Я закрываюсь и два дня  никуда не выхожу. Я интроверт в квадрате. Могу читать.

— Говоря о себе, как о творческой личности, что самое главное мы могли бы в себе подчеркнуть?

— Несмотря на то, что работаю на людей, я не затачиваю творчество под коммерцию. Всегда хочу открыть что-то новое. Заработать деньги, хоть и важно, но не самоцель. Конечно, когда люди покупают твои картины – это признание. Но не главное.

— Есть ли у вас какие-то принципы в творчестве?

— Ну, наверное, это принцип максимально качественно работать на всех уровнях. Хорошо написать. Хорошо оформить. Хорошо упаковать. Договориться о хорошей доставке в жесткой упаковке — чтобы все, что касается приобретения картины, человеку приносило радость.

— Николай, есть и у вас какой-то план вашего творческого развития или же вы держите открытыми эти творческие двери  и по мере поступления информации, движетесь в этом естественном течение?

— Конечно второй вариант.

До начала времен

— Есть и то, чего вам не хватает в творчестве? Например, для развития нужны мастерская, деньги, путешествия?

— Путешествий. Хочу смотреть, как воздух рассеивает даль. Особенно это наглядно на юге. Да и цветовая палитра там богаче. Мне не хватает пространства в Карелии.  Но, путешествия – это поправимо.

— Хотелось бы поинтересоваться, есть ли у вас наставники? Возможно, это не конкретный художник-учитель, а чье-то высказывание, буквально фраза, которая повлияла на вас?

— Я много читаю, своё мировоззрение складываю из «кусочков» мировоззрений других, пропуская через себя, через свою уникальность.

— Чувствуете ли вы себя на своём месте?

— Конечно. Я так бы не работал. Но хотел бы заняться еще керамикой.

— Что бы вы себе пожелали сами?

— Не судить себя строго. Не так эксплуатировать себя. Относиться к себе как к человеку. Не как к машине.

Когда  мы с Николаем говорили о творчестве, он сказал, что ему хочется «приручить творчество», говорил о том, что живопись редко его слушает, и скорее он ей служит. А хочется взаимности…

Без названия

Поделиться: